17.12.2015

Владимир Сунгоркин: «На клевету о нашем государстве отмалчиваться нельзя!»

Член Общественного совета при ФСБ России Владимир Сунгоркин, который входит в рабочую группу по информационной политике, рассказал нам о своем видении приоритетных направлений в участии общественных организаций и средств массовой информации в противодействии антироссийским кампаниям в СМИ и сети интернет.

Текст: Игорь МЕЛЬНИК


– Владимир Николаевич, насколько известно, Ваше прошлое связано с пограничными войсками – Вы выросли в семье пограничника. Какой отпечаток это наложило на Вашу дальнейшую судьбу? Не было у Вас самого желания примерить зеленую фуражку.

Суня в очках1.jpgstyle="margin: 5px 10px 5px 0px;"– Я вырос в военно-морском гарнизоне Краснознаменной Амурской флотилии. Отец был мичманом, участником Великой Отечественной войны (в составе Тихоокеанского флота он освобождал Китай и потом служил в Порт-Артуре до 1953 года). Во время событий на острове Даманский отец тоже был там – их отряд перебрасывали к этой точке в марте 1969 года для усиления границы. Детство в военно-морском гарнизоне в шестидесятые годы на границе с Китаем – это регулярные учебные тревоги, напряжение в самом воздухе. И все это, конечно, дисциплинировало и нас – детей военнослужащих. Безусловно, мы все росли патриотами. В военном городке на границе в те годы невозможно было представить иной образ мыслей.
Может быть, в частности, и поэтому незадолго до окончания отделения журналистики Дальневосточного университета я получил предложение о службе в КГБ СССР, что было весьма престижным. Предлагалось сразу после получения диплома продолжить образование в школе КГБ в Минске. Единственной причиной, почему я не поехал в Минск, было согласованное буквально накануне через партийные органы мое назначение в Москву в «Комсомольскую правду».

– Ваша биография известна: собственный корреспондент «Комсомольской правды» по БАМу, собкор «Советской России» по Приморскому краю и Сахалинской области, главный редактор «Комсомолки», член Общественной палаты РФ, член исполкома Всемирной организации редакторов газет. А что для Вас самого стало самым значимым событием в жизни?

– Очень трудный вопрос: никогда об этом не задумывался. Может быть, действительно назначение на БАМ. Я к тому времени проработал несколько месяцев в Москве. На БАМе работали мои коллеги, но почему-то никто там не задерживался. Я был третьим собкором «Комсомолки» на БАМе (предшественники – Арам Саркисян, ставший впоследствии первым секретарем ЦК Компартии Армении, и Михаил Крушинский, известный по тем временам журналист). На БАМе я проработал пять лет. Было очень трудно! 1976–1981 годы, первые просеки и первые временные поселки, палаточные городки. Мотался по участкам трассы протяженностью в три тысячи километров. Собственно, и трассы-то еще не было. Получил такой опыт, закалку и знание жизни, которых хватило на всю остальную карьеру.

– Почему Вы приняли предложение войти в состав Общественного совета ФСБ России?

– Когда позвонил Василий Николаевич Титов с предложением войти в Совет, у меня никаких других мыслей не возникло кроме одной: «Спасибо за доверие! Постараюсь оправдать!»

– В чем, на Ваш взгляд, заключается взаимодействие органов ФСБ России с общественными и религиозными объединениями, научными организациями и гражданами России?

– Общение прежде всего! Дискуссии по любым вопросам! Объяснение гражданам и организациям, какие угрозы и опасности существуют, и как им противостоять. ФСБ России – традиционно закрытая организация, и через Общественный совет есть возможность обсуждать «эфэсбэшную тематику», которая интересует общество и важна для общества.

– Насколько можно обеспечить открытость Федеральной службы безопасности Российской Федерации для общества?

– Я сторонник большей открытости. Но понимаю и специфику организации. Здесь, очевидно, нужны дискуссии между главными редакторами СМИ и руководством ФСБ России о том, какую информацию о деятельности ФСБ России можно и нужно открывать. Нехватка такой информации существует. Я, например, считаю, что нормальной практикой могло бы стать ежегодное интервью главы ФСБ России «Комсомольской правде» – самой популярной газете страны. Считаю такую практику очень полезной для становления гражданского общества.

– Какова роль Общественного совета при ФСБ России во взаимоотношениях между обществом и спецслужбами? В чем Вы видите миссию Совета?

– Совет, прежде всего, канал коммуникации. Работа любой подобной организации в значительной степени зависит от ее руководителя и состава. В случае с Общественным советом при ФСБ России считаю – у нас активный, мудрый и очень неравнодушный председатель и хорошо подобранный состав. Общественный совет – социальное изобретение сравнительно недавнее, сейчас только накапливается опыт, понимание его роли и функций в структуре гражданского общества.
  
– Какие преференции дает Вам членство в Общественном совете ФСБ России как главному редактору газеты «Комсомольская правда»?

– Возможность общаться с очень знающими людьми и получать интересную информацию. Это смысл работы любого журналиста и редактора: искать в жизни интересное, познавательное и поучительное для твоего читателя.

– «Комсомолка» – независимое издание, оказывающее огромное влияние на формирование общественного мнения. Существуют ли в газете какие-то критерии в отношении тональности публикаций о деятельности спецслужб?

– Наверное, как у врачей: «Не навреди».

Суня и Путин1.pngНа недавнем заседании Общественного совета шла речь о приоритетных направлениях участия общественных организаций и средств массовой информации в противодействии антироссийским кампаниям в СМИ и сети Интернет, нацеленным на дестабилизацию политической обстановки в Российской Федерации. Какой Вы видите работу в этих направлениях?

– Думаю, в ближайшие год-два будет распространяться гораздо больше всякого компромата и домыслов на всех, кто защищает власть и государство, – из любого источника вплоть до утюга (как в том анекдоте). Американцы и западноевропейцы резко увеличивают открытое и закрытое финансирование «независимой прессы»: блогеров, сайтов, «критически настроенных журналистов» – через гранты, премии, оплату поездок и «семинаров». Огромную роль в этой вакханалии будут играть социальные сети и Интернет в целом. Я думаю, надо отвечать на публикации, а не отмалчиваться, как зачастую сейчас происходит. Молчание – знак согласия. Если откровенная наглая клевета – преследовать по закону. На линии противостояния с поднимающейся волной антигосударственной и антироссийской пропаганды мы еще очень мало делаем.